12 июля, 07:43
5 мин.

Праздник автоспорта в Гудвуде: десятки раритетов вместе

Goodwood Festival of Speed — возможность увидеть спорткары разных эпох в действии
Если существует на свете мероприятие, которое нравится решительно всем петролхедам, то это, должно быть, Фестиваль скорости в английском Гудвуде. Один уик-энд в году поместье герцога Ричмонда оказывается заполнено спортивными и гоночными машинами со всего мира. Здесь каждый найдёт предметы своего обожания. Болиды Формулы-1 разных эпох? Пожалуйста! Легенды ралли? Вот, от шестидесятых годов до двухтысячных! Предпочитаете наслаждаться чувственными обводами редких спорткаров от лучших итальянских «карроцерий»? И это здесь в изобилии! Что особенно здорово, нет ни намёка на музейную затхлость: вся техника не просто живая, но обязательно проезжает по трассе проложенного прямо здесь подъёма на холм. В общем, предлагаем вам взглянуть на галерею снимков, подготовленную редакцией «Мотора» — и проникнуться этой неповторимой атмосферой.
Праздник автоспорта в Гудвуде: десятки раритетов вместе
© Nigel Harniman

За те годы, когда я писал про гонки, у меня укрепилось убеждение: автоспорт стоит на плечах обеспеченных любителей! Автопроизводитель может поменять маркетинговую стратегию и уйти из гонок, влиятельный спонсор — переключиться на другой вид спорта, а спортивный функционер — устроить кризис в своей дисциплине. И только искренняя страсть, настоящая жажда скорости никуда не денется.

Нынешний владелец поместья Гудвуд: Чарльз Гордон-Леннокс, 11-й герцог Ричмонд — основатель Фестиваля скорости

Нынешний владелец поместья Гудвуд: Чарльз Гордон-Леннокс, 11-й герцог Ричмонд — основатель Фестиваля скорости

Hardy Mutschler / BMW Group

Загляните в список гонщиков на любых соревнованиях первой половины двадцатого века: через одного найдёте наследников крупных состояний — промышленников или аристократов. Фредерик Чарльз Гордон-Леннокс тоже был из таких: наследник знатного рода, уходящего корнями в XVII век, к Чарльзу Ленноксу — незаконнорожденому сыну короля Карла II. Один только список титулов занимал целый абзац: 9-й герцог Ричмонд, 4-й герцог Гордон, 9-й граф Дарнли, 9-й герцог д’Обиньи, 6-й граф Кинрара (графство Инвернесс), 9-й барон Сеттрингтон (графство Йоркшир), 10-й граф Марч, 9-й лорд Торболтон, 9-й герцог Леннокс.

Юность аристократа пришлась на двадцатые годы. В отличие от всех его благородных предков, к лошадям он оказался совершенно равнодушен: место в сердце будущего герцога прочно заняло новомодное увлечение — автомобиль. Практика после университета — в Bentley Motors, потом участие в первых соревнованиях, победы с заводским коллективом Austin, организация собственной команды...

Можете вообразить себе силу его увлечения: ещё в тридцатые Гордон-Леннокс прямо на территории собственного поместья начал проводить подъём на холм, а после войны остроумно распорядился лётным полем Королевских ВВС и стал устраивать кольцевые гонки. Места живописнейшие: холмы недалеко от побережья Ла-Манша покрыты лесом вперемежку с полями, на которых пасутся овцы, посреди этого стоит увитый плющом особняк XVII века...

Здесь можно было бы снимать костюмные драмы, а может экранизировать книжку Вудхауза про глуповатых аристократов и их изобретательных слуг... Но вместо этого после войны поместье «Гудвуд» принимало соревнования Формулы-1! Правда, участники «Трофея Гловер» не получали очки в зачёт чемпионата мира — вплоть до шестидесятых такое было возможно. Конечно, с тех пор всё изменилось: ещё в шестидесятые стало ясно, что серьёзные гонки на гудвудском кольце проводить невозможно — дорожка узкая, нормальных отбойников нет, а до трибун рукой подать. Так что ещё в 1966-м гонки в Гудвуде прекратились.

Праздник автоспорта в Гудвуде: десятки раритетов вместе

Juergen Tap / Hoch Zwei / Porsche AG

Всё это наверняка осталось бы в истории просто как чудачество девятого герцога Ричмонда. Но так случилось, что его внук Чарльз — одиннадцатый герцог Ричмонд — тоже оказался с бензином в крови. «Разница между футболом и автоспортом заключается в том, что болельщики не смотрят футбол, чтобы наслаждаться мячом!» — иронизирует нынешний хозяин Гудвуд-хауса.

В 1991-м поместье перешло под управление Чарльза Гордон-Леннокса, и уже в 1993 году был организован первый в истории Фестиваль скорости. Наверняка тридцать лет назад он был скромнее, я же застал фестиваль в самом его расцвете — десятки участников, 150 тысяч зрителей...

Всё это выглядит как громадный музей под открытым небом: на площади в несколько гектар вокруг герцогского особняка собраны спортивные и гоночные автомобили из частных и заводских коллекций со всего мира. Ничего подобного увидеть где-то ещё в одном месте просто невозможно!

Чудовищные гоночные «слоны» первого десятилетия XX века? Пожалуйста: вот рекордный 200-сильный Blitzen Benz девятьсот девятого года, вот комично узкое и высокое «туринское чудовище» Fiat S76 с мотором объёмом 28,5 литра. Угораете по Формуле-1? А машины какой эпохи волнуют вас больше — «сигары» шестидесятых или турбо-монстры восьмидесятых? Впрочем, какая разница: здесь есть и те, и другие. Ле-мановские болиды всех эпох, кузовная техника, раллийные машины, современная экзотика от фирмочек, названия которых помнят только спецы...

Слава богу, тоскливой музейной тиши здесь и в помине нет: проявите минимальную настойчивость, и рядом обязательно отыщется владелец того или иного экспоната. А люди это обычно увлечённые: расскажут такое, что ни в одной книжке не прочтёшь. Я в прошлый раз полчаса проболтал со спецом по реставрации раллийных Audi, а потом сам Род Миллен показывал мне начинку своего прототипа Toyota Celica, построенного для горной гонки «Пайкс-Пик»!

Читайте на тему:

Да и машины не просто стоят на своих местах: большинство раритетов можно увидеть на трассе подъёма на холм. Пилоты современных болидов Формулы-1 вынуждены тормозить — им запретили соревноваться с тех пор, как Ник Хайдфельд в 1999-м промчал на McLaren MP4/13 по трассе за 41,6 секунды. А вот остальные несутся «на все деньги».

Правда, лучшие из этих «остальных» уже оказываются быстрее Формулы-1! Три года назад Ромен Дюма на электрическом болиде Volkswagen ID.R прошёл ту же дистанцию в 1,87 километра за 39,9 секунды. А в этом году Макс Чилтон на электромобиле McMurtry Spéirling перекрыл его рекорд: экс-пилот формульной команды Marussia F1 прошёл трассу за 39,08 секунды!

Зрители это просто обожают. Конечно, иногда это кончается покалеченной техникой... Лично меня больше всего впечатляют довоенные гоночные болиды: нужна недюжинная смелость, чтобы всерьёз мчать на этих динозаврах с узенькими колёсиками в жёлобе из тюков с сеном и каменных оград.

Мало того: специально для раллийных машин и рейдовых внедорожников в близлежащем лесочке проложен настоящий грунтовый спецучасток с несколькими ходовыми виражами и даже одним серьёзным трамплином.

За эти годы «Фестиваль скорости» набрал такую популярность, что теперь производители устраивают премьеры новых моделей здесь, а не на автосалонах. В этом году в Гудвуде впервые представили публике универсал BMW M3 Competition Touring xDrive, электрический кроссовер Polestar 5, первый кроссовер фирмы Lotus под названием Eletre, гоночные Porsche 963 и 718 Cayman GT4 ePerformance.

Английские журналисты говорят, что Гудвудский фестиваль по сути заменил собой британское автошоу. Что ж: закат автосалонов как явления мне даже нравится, если происходит в таком виде!

Поразительно, что при всём при этом герцог Ричмонд смог удержать свой фестиваль и от превращения в душное пиар-мероприятие для больших корпораций, и от скатывания к элитарной тусовочке для снобов-миллиардеров. А ведь риск этого был нешуточный! Скажем честно: машины вроде винтажных Ferrari уже давно превратилась из предмета коллекционирования в инвестиционные объекты, и цены на них улетели в космос — отдельные модели продаются за десятки миллионов долларов.

Английскому аристократу в своём родовом гнезде удалось создать нечто уникальное — «Фестиваль скорости» одновременно и демократичен, и привлекает богатейших людей Европы с их четырёхколёсными сокровищам; здесь любят устраивать премьеры автомобильные фирмы — и тусоваться в непринуждённой атмосфере и звёзды автоспорта, и простые болельщики. Думаю, хозяин фестиваля — живой пример того, что настоящая увлечённость и вдохновение способны стирать границы между странами и людьми!

Читайте на тему:

Новости партнёров